В Беловодье жил справедливый князь
Со своей женой раскрасавицей.
Сглазил молодых чей-то злобный глаз —
«Без детей вам маяться, вместе стариться!…»

Приходили к ним из далёких стран
ЛекарЯ, ворожки, кудесники.
Приходил брахман, приходил шаман…
Безполезными были песни их.

Старый мудрый волхв из лесных племён
Дал княгине съесть зерен ячменя.
«Будет ваш сынок славен и силён
А заветный Меч — в память, от меня…»

Родила княжна сына в нужный срок.
Краше — не сыскать… Быстро рос-мужал.
«Ты — сильнее всех, Ратибор, сынок!
Ты мудрее всех, статен и удал!…»

«Отпусти, отец, страны посмотреть!
А с собой возьму верных я друзей…
Вместе нас врагам в жизнь не одолеть!
Я с женой вернусь, через сотню дней!»

Вдоль Рипейских гор, вслед за Солнцем шли
И пришли к вратам Града древнего.
Только вот живых в Граде не нашли.
Поселилась там нежить гневная.

Одолел мечом воин-Ратибор
Ненавистную нежить, злющую.
Повылазил люд из глубоких нор
И вернулась в Град жизнь цветущая.

Оружейник, друг, Градом править стал.
Ратибор вручил ему стебель ячменя:
«Коль растёт ячмень, жив я и удал…
Коли вдруг поник — то уж нет меня…»

Долго шли друзья, снова видят Град.
Он — как прежний — пуст, нет души живой.
Злобный Нави дух распустил свой чад,
Всех заколдовал чёрной ворожбой.

Меч заветный свой вынул Ратибор.
Победил он Зло и на этот раз.
Коваль править стал Градом с этих пор.
И ему отдал княжич свой наказ:

«Вот тебе ячмень — зри, да поливай!
Счастлив я и жив — коли он растёт.
Ну, а коль завял — друг мой, не зевай!
Значит — я в беде, смерть меня гнетёт…»

Дальше шли вдвоём, но влюбился друг
В девушку иных, огненных кровей.
И прельстил его плодородный юг…
Княжич растерял всех своих друзей.

Зодчий получил стебель ячменя.
Обещал следить, часто поливать.
«Будь здоров, мой друг, поминай меня.
Жив я, или нет — будешь это знать…»

Ратибор пошел в дальний путь один
Сел он у реки, малость отдохнуть.
Смотрит — по реке вдруг плывёт рубин.
А за ним — ещё…Что это за чудь!?…

Трое суток шел вверх по той реке.
И увидел он мраморный дворец.
Голову нашел в золотом мешке
И заплакал наш удалой храбрец.

Яхонты из ран падали, не кровь
И несла река слёзы колдовства.
Понял Ратибор, что пришла Любовь.
Он узрел в мешке облик божества.

Не видал ещё красивей лица,
Не встречал таких золотых волос…
И пошел бродить среди стен дворца
И не мог сдержать своих горьких слёз.

На атласном ложе тело отыскал.
Вместе всё сложил и мечом повёл.
«Я тебя Люблю!» — тихо прошептал.
Дева ожила…Ратибор расцвёл.

Молвила тогда княжеская дочь:
«Я — Дарина…И… я теперь твоя!»
«Так уйдём вдвоём! Прочь отсюда, прочь!
Ждёт меня давно вся моя семья…

Кто же, кто посмел голову отсечь?
За тебя я жизнь сей же миг отдам!»…
Ратибор достал свой заветный Меч.
«Выходи на бой! Я тебе поддам!»

«Нежить-вурдалак — он меня украл.
Голову мою он же отсекал —
Каждый раз когда дом свой покидал…
Сильно ревновал, злобный зубоскал…

Он догонит нас, очень он силён…
Лучше нам с тобой нежить одолеть!
Он расскажет мне, он в меня влюблён…
Я смогу узнать: где он прячет смерть.

Всё верни назад… Голову — секи!
И повесь её в золотом мешке
Над водой, у той — медленной реки.
Сам же — притаись где-нибудь в теньке…»

Плакал Ратибор, всё исполнил он…
Вывесил мешок…Спрятался в чулан
Вурдалак пришел, словно зверь взбешен:
«Чую Русский Дух! Из далёких стран!!»

Дарью оживил, грозно вопрошал:
«Кто здесь нынче был? Чей тут реет дух!?
Кто тут без меня во дворце бывал?
С кем ты тут была!? Говори-ка вслух!»

«Что ты, властелин! Я ж без головы…
Голова — в мешке. Тьма вокруг меня…
Вдруг тебя убьют русские волхвы?
То глазам моим — не увидеть дня?!»

«Нет же, не убьют! Есть один секрет:
Сможет лишь убить княжич, Ратибор…
Древо коль найдёт, (раз цветёт…в сто лет…)
Но растёт оно среди снежных гор.

Чёрный пёс и конь — стражами стоят.
А на древе том — золотой ларец.
Ночью письмена как огонь горят.
И на нём — замок. В нём сидит скворец.

А внутри-то шмель, Смертушка моя.
Только лишь когда он шмеля убьёт —
Не прожить с тех пор, Дарья, мне не дня…
Ну, а так — живу…семьсот первый год…»

Княжич тот же миг вышел из дворца.
Древо отыскал, среди снежных гор.
Стражей победил, и достал скворца.
Вынул и шмеля, храбрый Ратибор.

Хлоп — и раздавил. Треснул вурдалак…
К Дарьюшке своей он скорей пошел.
А она давно разожгла очаг.
Было им двоим сладко, хорошо…

Как-то раз к реке Дарьюшка пошла.
Унесла вода пару волосков…
Во дворец пришла — как весна, свежа.
Волоски достигли иных берегов.

Злой и жадный князь их в руке зажал:
«Отыскать хозяйку! Привести ко мне!»
Трёх колдуний старых он к себе призвал.
«Отыскать её! В Небе, на земле!»

Ратибор ушел, дичи пострелять.
Старшая из ведьм к Дарье поплыла.
И давай рыдать, и давай кричать…
«Княжича пронзила вражия стрела!…»

Дарья убивалась до заката дня.
Вечером пришел с дичью Ратибор.
И смеялся он: «Эх, душа моя!…
Смерть — не для меня! Веришь в сущий вздор!

Ключ — это мой Меч! Меч тот колдовской!
Только лишь нагрев Меч мой докрасна,
Враг меня убьёт. Станешь ты вдовой…
Не бывать сему, милая княжна!»

Ведьма к ней пришла, снова вся в слезах:
«Ой, погиб твой муж! Зверем он убит…»
«Что вы! Жизни Ключ…он — в больших ножнах
И в надёжном месте, в сундуке лежит…

Будет невредим княжич мой родной!
Я его храню, пуще своих глаз…»
Только сон пришел, овладел княжной —
Рухнула без сил, свет в глазах погас.

Выкрала тот Меч ведьма, хохоча,
Разожгла огонь, он расплавил Меч…
Понял Ратибор: жар тот от Меча.
Голова сей миг покатилась с плеч.

Увезли Дарину, стали досаждать.
Заточили в башню, на шестнадцать лет.
«Замуж не пойду! Буду горевать,
Буду слёзы лить!» — был её ответ.

Вдруг у трёх друзей сник, завял ячмень.
Тут же в дальний путь ринулись они.
Ехали всю ночь, ехали весь день.
«Где ты, Ратибор!?»…разожгли огни.

Тело в волдырях у реки нашли.
Рядом возлежит буйна голова.
Друга на руках в хоромы отнесли.
«Как же это, друг!?»…где найти слова?

Смотрят — а в золе Меч его лежит.
Чёрный, словно смоль, отдельно рукоять.
Стали исправлять. Вот уж Меч блестит.
Стал наш Ратибор быстро оживать.

«Где моя княжна!?» — первый был вопрос.
«Слышали мы, друг, что она в плену…
Так прельстил врага блеск её волос…»
«Вы — со мной, друзья? Дарью возверну!»

Зодчий тут сказал:»Погоди, мой друг!
Летающий корабль я вот сотворил.
Он летит как ветер, мой чудесный струг.
Выкрадем княжну, не затратив сил.»

Вот уж обнялись Ратибор с княжной.
Славная чета, краше не сыскать.
Полетели вместе птицами, домой!!!…
Чтоб благословили их отец и мать.

Триста вёрст в округ знал о том народ.
Старый мудрый волхв — с ними пировал.
Он благословил Ратибора Род!
И расцвёл их Род, жил и процветал!!!