Дровосек, рубя дерево, делая это не с легким сердцем, а с сознанием совершения убийства, и всегда просил у дерева прощения: «Мои дети живут в холоде, и у нас нет дров, чтобы сварить горячую пищу. Оттого славяне и валили деревья сообща, чтобы разделить тяжесть вины, и сопровождали рубку искупительными обрядами.

Запрещалось рубить свежие деревья, а корчевка дозволялась только в случаях крайней нужды. При том говорилось: «Лес-Батюшка, Земля-Матушка, Вашей плоти взять дозвольте: не ради наживы, а ради жизни».