В своей неоконченной повести «История села Горюхина» Александр Сергеевич Пушкин писал: «Мысль о золотом веке сродна всем народам и доказывает только, что люди никогда не довольны настоящим и, по опыту имея мало надежды на будущее, украшают невозвратимое минувшее всеми цветами своего воображения».Конечно, классик в чем-то прав: любому народу свойственно идеализировать прошлое. И все же, находясь в Настоящем, мало кто усомнится, что у России были и лучшие времена. Вопрос – когда? Когда был Русский золотой век? И был ли вообще?

В таких случаях принято слушать историков, которые осведомлены куда лучше в нюансах «биографии» Родины, чем обычные люди. Однако едва ли здесь мы можем рассчитывать на единое мнение. Часть историков будет говорить об эпохе Петра Великого, как золотом веке, другие — будет называть это самым черным временем, идеализируя «допетровскую» Московию. Кто-то вспомнит об «урожайном», столыпинском 1913-м годе. А кто-то — о Киевской Руси до монгольского нашествия.

Конечно, золотой век – понятие относительное. Относительно низкой «драгоценности» других времен. И все же…

Вооружившись обычной логикой, попробуем разобраться сами. Золотой век – по идее – должен характеризоваться максимальным уровнем инертности людей в отношении любых перемен, даже мало значимых. От добра добра не ищут! Это время высшего уровня самодостаточности народа. Меняются только правители, а все остальное – Вера, традиции, язык, архитектура, быт, одежда, темп жизни и т.д. – остается константой и консервируется. Общество плотно закрывается от всевозможным влияний, «сквозняков» извне, которые наряду с правителями несут угрозу перевода «постоянной» в «переменную». Исходя из этого, мы можем уверенно предполагать, что золотой век должен иметь, куда большую протяженность во времени, нежели «серебряные», «бронзовые» и «железные» периоды. В золотой век время течет значительно медленнее либо вообще останавливается.

Теперь давайте попробуем определить такую эпоху «постоянства». Собственно, искать долго и не придется – это «доромановская» Русь.

Оказавшись сразу в двух веках, скажем, в XIV и XVI столетии – вы бы с трудом обнаружили какие-то мало-мальские отличия: в архитектуре, одежде, языке, еде, в поведении людей. И дело здесь, конечно, не в общей отсталости, а в максимальной самодостаточности. Едва ли московский обыватель XVI века был менее развитым и просвещенным, чем парижский буржуа. Он просто был Другим.

Что являлась основным фундаментом для русского золотого века? Конечно, вера, народная традиция и наличие законного царя. От соблюдения последнего условия, вероятно, зависело постоянство первых двух. Так, в нашей истории переход в «серебряность» начался после смерти Федора Иоанновича. Фундамент с утратой шестисотлетней константы в виде династии Рюриковичей резко просел, и Россия открылась для «сквозняков» извне. Очень быстро мы перешли в «бронзовую» фазу, которую открыл первый избранный царь – Михаил Федорович Романов. Однако возвратиться в «золотое» состояние не удалось. Спустя менее полстолетия мы уже проводили ревизию собственной веры и надевали польские платья.

А потом был Петр, который помог нарастающему «сквозняку» превратиться в вихрь, прорубив окно в Европу. Тогда и снесло оставшуюся «позолоту» в русскую деревню. Туда «сквозняк» в виде смерча добрался спустя несколько столетий и буквально похоронил ее.