Официальная история настолько запуталась в своих бредовых вымыслах, что каждый день готова придумывать новые и новые сказки, лишь бы люди не докопались до истины…Между тем, всякому, способному логически мыслить, становится отчётливо видно ГДЕ И КАК ЭТА ИСТОРИЯ СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ ПРОТИВ САМОЙ СЕБЯ… В результате проведенного исследования стало ясно, что вся история человеческой письменности до сих пор толкуется неверно. Ибо знакомство с иероглификой толкнуло исследователей к неверному предположению о том, будто бы до письменности люди использовали пиктографию как средство общения.

В продолжение темы: Великая китайская мистификация. Китайцы как хранители цивилизационных достижений белой расы [видео] http://lazarev.org/ru/interesting/full_news/velikaya_kitajskaya_mistifikaciya/

Китаю приписывают чуть ли не 8-тысячелетнюю историю, а возникновение китайской цивилизации относят к явлениям самобытным и, якобы, не зависящим от общемировых процессов. Однако, исследуя заявленных китайцами же предков китайского народа – народности мяо, яо и др., – находим их 2 – 3 тысяч лет назад стоящими ещё на той стадии развития, которая называется гоминидной. Такие существа были ещё не совсем людьми, они умели делать самые примитивные орудия труда, которые археологи обычно относят к олдувайской культуре и которые существовали в Африке и Европе 2,5 миллиона лет назад.

Исследуя китайский язык древностью всего несколько сотен лет, обнаруживаем, что он стоит в одном ряду с самыми примитивными языками планеты.

Исследуя китайскую «письменность», обнаруживаем, что она является всего лишь комиксами, причём в той стадии, когда под картинками ещё не делали буквенных подписей.

Но самое интересное, когда археологи и антропологи обнаружили место в Северном Китае, с которого действительно началась китайская цивилизация, то выяснилось, что основателями китайской цивилизации являются европеоиды.

А когда генетики сделали анализ их ДНК, то выяснилось, что эти европеоиды являются носителями гаплогруппы R1a1 – русской гаплогруппы. Буквально, родственниками жителей Твери или Иваново.

Таким образом, китайская цивилизация появилась не в результате чудесного развития монголоидных гоминид мяо, яо, а является закономерным развитием европеоидной цивилизации, в полном соответствии с теориями моногенеза.

Подробности: Русский Китай (экспорт цивилизации)

http://www.organizmica.org/archive/703/atrk.shtml

Весь Хабаровский край, о. Сахалин, Бурятия, оз. Байкал, весь Приморский край — все это, как считают китайцы, исконно «китайские» территории. Так во всяком случае говорится в их учебниках по истории.

Но многие из китайских «товарищей» даже не подозревают, что еще 240 лет назад весь Китай «ютился» за Великой китайской стеной, которую кстати строили от китайцев (лестницы ведут с севера, а южная стена на многих участках выше северной).

Уже пришло время напомнить им сей факт…

Энциклопедия «Британика», первое издание, Том 3, Эдинбург, 1771 г., с. 887:

«Тартария, громадная страна в северной части Азии, граничащая с Сибирью на севере и западе, которая называется Великая Тартария. http://lazarev.org/ru/interesting/full_news/poslednij_rubezh_oborony_tartarii/

Тартары, живущие южнее Московии и Сибири, называются Астраханскими, Черкасскими и Дагестанскими, живущие на северо-западе от Каспийского моря, называются Калмыкскими Тартарами и которые занимают территорию между Сибирью и Каспийским морем; Узбекскими Тартарами и Монголами, которые обитают севернее Персии и Индии и, наконец, Тибетскими, живущие на северо-запад от Китая»).

Китай — Тартария — Россия. Великая «Китайская» стена

После рассмотрения Великой китайской стены, которая на поверку оказалась ХОДОМ РАТИ ЯРА, созданный Русью для быстрой переброски войск через горы Скифии для борьбы с кочевниками, у профессора В.А. Чудинова возникло подозрение, что и римские дороги были построены не римлянами, а русскими еще до прихода к власти римлян. Но для проверки этого предположения было необходимо исследовать изображения римских дорог, сохранившиеся до наших дней.

При этом, территория Китая по-русски называлась Русью Мары, а основными храмами вдоль дороги были храмы Яра и Мары. А поскольку Рим относился к Руси Яра, то, следовательно, на Римских дорогах мы должны будем прочитать надписи не только РУСЬ ЯРА, но и ХРАМ ЯРА. Ну и, разумеется, иные слова.
Подробности: О римских дорогах

Ряд исследователей подтверждает, что собственно пиктографических знаков в китайской иероглифике крайне мало. В.А. Чудинов показал, что и они имеют вовсе не иероглифическую природу.

Китай был русским

Он показал, что пиктография хороша для выполнения номинативной функции (для называния вещей и явлений), но совершенно непригодна для коммуникативной функции (общения и передачи информации). Каждый пиктографический знак имеет огромное количество значений, но нет никаких лингвистических ограничений для выбора нужного значения. Поэтому пиктограмма сожжет быть «прочитана» сотней различных способов.

В.А. Чудинов: Русская основа китайской письменности

В моих других монографиях я показал, что всякая письменность на Земле началась со слоговой, которая оказывается и самой естественной, и самой удобной на первых порах. Позже развитие слоговой письменности приводит к появлению консонантной, а затем и буквенной, для которой еще позже появляются искусственно созданные перечни букв – алфавиты. Путь от слоговой письменности к буквенной высказывался как закономерный многими исследователями и до меня, и потому в данном предположении моих особых заслуг нет. Единственное, что мне удалось показать в этом направлении исследований, так это сделать необходимую конкретизацию: самым древним слоговым письмом на Земле оказалась русская руница, или руны Макоши. До меня такого рода предположение высказал Г.С. Гриневич, но он называл руницу «чертами и резами» (что неверно), не знал ее полного репертуара (довольствовался только его одной третью), и связывал только с эпохой неолита (субкультурой Тэртерии культуры Винча). Я же выяснил и название, и полный репертуар знаков, и понял, что этот вид письма существовал весь палеолит (не только в эпоху верхнего, но и в эпоху среднего, а также нижнего палеолита). Причём сделал не предположение на основе единственного примера, а дал подлинное доказательство, приведя сотни примеров.

Однако происхождение иероглифов оставалось как бы вне данной закономерности, а ряд предположений не очень известных авторов выглядели простой игрой ума. Пиктографическая гипотеза держалась в науке о письме только благодаря тому, что ее нечем было заменить. А после ее удаления происхождение иероглифов стало необъяснимой загадкой.

И только когда я проанализировал письмо чжурчженей, а затем корейцев и китайцев, я незаметно для себя совершил весьма серьёзное научное открытие, едва ли не ключевое для всей грамматологии: я понял, что в основе иероглифики лежат лигатуры руницы! Этого не мог сделать Г.С. Гриневич, который не разлагал лигатуры и очень часто принимал их за особые знаки; естественно, этого не мог сделать и его последователь В.П. Юрковец. Для того чтобы просто постулировать подобную гипотезу, необходим большой опыт в разложении лигатур на простейшие силлабографы. И такой опыт даже у меня самого появился только пять лет назад. Поэтому опередить меня даже теоретически никто не успел бы.

Это открытие стало возможным только благодаря моему изобретению – комбинации силлабографов руницы в двустрочные лигатуры. Обычные лигатуры состоят из одной строки, и время от времени встречаются в разных текстах. Но лигатуры из 3-4 слоговых знаков с выходом на вторую, верхнюю строку, встречаются чрезвычайно редко, а такие, какие сконструировал я, вообще мне никогда не встречались. Без этого изобретения, которое я назвал слоговой праформой иероглифа, я бы не понял, в чём состояла суть китайского иероглифа и не смог раскрыть эту суть перед читателями.

Данная гипотеза после доказательства позволила выдвинуть мощные следствия. Прежде всего, стала понятна особая роль иероглифики. А именно: иероглифы перестали фиксировать звуковую сторону речи, но зато закрепили лексическое значение за каждым иероглифом. Получилось, что слоговая письменность в своём развитии разделилась на два рукава: один привел к образованию букв, которые еще точнее передавали звуковую сторону, тогда как смысл данного сочетания звуков в каждом языке был своим. А иероглифы, напротив, не передавая звуковой стороны слова, чётко передавали его смысл. Иными словами, с тех пор письменность потекла как бы двумя потоками.

Разумеется, на более поздних стадиях подобные ограничения стали несколько преодолеваться. Так, в ряде буквенных текстов стали появляться лигатуры, например, в старославянском языке, когда над словом под титлом писались выносные буквы, или когда для некоторых смысловых целей буквы объединялись в лигатуру. Так, на станциях московского метро можно видеть лигатуру , которая означает «Пожарный кран». Она очень выразительна, ее ни с чем не спутаешь, и поэтому она хороша для закрепления именно этого смысла. Во время пожара многословные надписи читать некогда, а лигатура весьма необычна и сразу привлекает внимание.

Стали преодолеваться в Китае и недостатки иероглифики, когда для заимствования иностранных слов понадобилось передавать не их смысл, а их звуковую форму. Для этого стали объединять иероглифы не по смыслу, а по их звучанию.

Из этого следует, что каждая из систем записи речи (фонография или семиография) в своих развитых формах способна до некоторой степени преодолеть свою односторонность и развить отсутствующую у нее другую сторону. Иными словами, по большому счёту каждое из направлений достаточно полноценно, но находит лучшее применение в соответствующей звуковой ситуации. Так, фонография больше приспособлена к фиксации флектирующих языков, тогда как иероглифика – к закреплению слов корневых языков.

Таковы общелингвистические и общеграмматологические выводы. Что же касается конкретно Китая, то в палеолите, когда были созданы пирамиды и геоглифы, все надписи на них выполнялись русским шрифтом (рунами Макоши и Рода) и на русском языке. Позже, в ранней бронзе, насечки на сосудах напоминали наши надписи на сосудах Трипольской культуры, где господствовала руница. В поздней бронзе ряд областей Китая был «Скифской краинкой», то есть, окраиной Скифии, где господствовала и русская речь, и русская письменность. Таким образом, не русские люди пришли в Китай, а, напротив, китайские племена оказались мигрантами на территории Руси. Отсюда понятно, что и культуру, и, в частности, письменность, они должны были заимствовать только от русских. Так что русская основа китайской письменной культуры – это не прихоть случая, и не фантастический домысел, а совершенно закономерное следствие из расселения народов той эпохи.

Заметим, что на русскую письменность перешли не только ханьцы, но и чжурчжени, и корейцы. Возможно, что со временем удастся выявить и еще ряд восточных народов, перешедших на это письмо. Получается, что данная закономерность сработала для ряда народов, а не только для китайцев. Так что в этом направлении намечается весьма интересная проблематика исследований: кто, когда и как перешел на русскую руницу.

Имеется и еще одна проблема: выяснение правил создания лигатур из силлабографов руницы или букв протокириллицы. Некоторые из них ясны: знаки, открывающиеся вправо (например, буквы Е, а также знаки Р, Ь) должны стоять в лигатуре справа, а открывающиеся влево – слева; но если имеется еще один знак, то он перемещается наверх. А симметричные знаки, например,  или  , могут быть раздвинуты или разорваны пополам, образуя знаки,  Вероятно, имеются и другие правила. Было бы также очень любопытно сопоставить правила образования лигатур в исходно русских текстах и в тех, которые затем стали китайскими. Возможно, что для этого потребуется отдельная монография. Замечу, что пока в эпиграфических исследованиях лигатурам отводится вспомогательная роль.

Что касается русского языка, то надписи чжурчженей представляют огромный интерес и как памятники письма руницей, что существенно увеличивает количество таких памятников, и как памятники истории отношений между разными этносами в древности на территории Дальнего Востока. Выясняется, например, что данные этносы проживали на этих землях временно и с разрешения русских князей. Но каковы были политические подробности отношений между этносами ШУРШЕНИЕВОЙ РУСИ, еще предстоит разобраться.

Само по себе понимание того, что руница, проникнув на русский Дальний Восток, привела к появлению нового типа письменности, нашедшей своё выражение в виде иероглифов, существенно обогащает наше представление о возможностях слоговой русской письменности. Постепенно к нам приходит понимание того, что руны Макоши – это не какое-то древнее побочное ответвление более древнего и значительного типа письма, а как раз именно оно и было магистральным письмом древности, давшей начало множеству производных более поздних видов письма.

Таковы последствия в плане истории письменности. Но не меньший интерес вызывают и последствия в области историографии, где выясняется, что в палеолите на этом месте (в регионе Китая) существовала русская культура, которая оставила после себя следы в виде пирамид и геоглифов. А культура бронзового века, напоминающая Триполье, вероятно, также не была китайской. Так что говорить об «очень большой древности» Китая не приходится.

Возможно, что реальное заселение этого региона этносами монголоидной расы произошло где-то в железном веке или чуть ранее. Именно здесь, вновь пришедшие народы, столкнулись с более развитой русской культурой и постепенно начали ее осваивать. И лишь усвоив русскую письменность, для того, чтобы чем-то отличаться от нее и для того, чтобы обеспечить одинаковое понимание всеми диалектами надписей, древние китайцы решили усовершенствовать довольно редкие вкрапления в обычное русское письмо – лигатуры, введя в них определенную стилизацию и стандартизация. Кроме того, они постарались как-то использовать и доставшиеся им в наследство пирамиды. В процессе китаизации русского наследия сведения об исходном этносе данной территории постепенно стали отчасти забываться, отчасти вытесняться новой историографией. Однако, возможно, что даже в период античности Китай входил в Скифию в качестве одной из провинций.

Вместе с тем, присутствие русской культуры сохранялось в Китае, видимо, вплоть до XVII века, пока, с одной стороны, Русь ни была подвергнута польско-литовскому нашествию в 1612 годы, а, с другой стороны, эту русскую провинцию европейцы (португальцы) постарались отторгнуть от Руси, воспользовавшись смутой в самой Руси. Это им удалось. Затем Китаю они же подарили пышную историографию. Тем не менее, что делать с пирамидами, явно не китайского происхождения, китайцы не знали, и до ХХ века хранили их в тайне. Но когда европейцы узнали и о пирамидах, начался процесс освоения китайцами и этого наследия Руси – пирамиды были объявлены продуктом китайской цивилизации. Впрочем, такое поведение характеризует любые народы – большие и малые – почти везде русское наследие было «освоено» современным населением этих мест.

Понятно, что моё исследование в рамках данной монографии вряд ли встретит благожелательный приём у научной общественности. Я уже убедился в том, что попытка опираться на факты часто вызывает негативную реакцию именно потому, что она не стыкуется с рядом национальных мифов. В данном случае, с китайским. Заметим – не с научными фактами, а с мифом. И в ряде случаев миф побеждает. Вспомним, что научное положение о том, что Земля вращается вокруг Солнца, вызвала весьма сильную критику со стороны Ватикана именно потому, что она противоречила церковному мифу о том, будто бы Земля является центром мироздания. За это Галилео Галилей, последователь теории Коперника, едва не поплатился жизнью, а само учение о подвижной Земле входило в тело науки около двух веков.

Существует и другой миф, на этот раз европейский. Он направлен на то, чтобы как можно сильнее снизить роль России в мировой истории. Россия является единственной страной, которая уже в течении тысячи лет противостоит вестернизации всего мира. И хотя Европа успела нанести русской культуре весьма большой урон, заменив русскую ведическую веру христианством http://lazarev.org/ru/interesting/full_news/pravoslavie_-_ne_hristianstvo._kak_poyavlyalis_istoricheskie_mify_video/ , а русскую правящую элиту сначала германской (в династии Романовых), а затем многонациональной (в советское и постсоветское время), но пока еще русский этнос, с которым в наши дни западные страны считаются менее всего, не сломлен и оказывает достойное сопротивление.

Китайская стена — не китайская!

Фрагмент из передачи:

Нам и не снилось (Выпуск 27). Магия власти (3 серии) [2013, Документальный цикл] [видео] http://lazarev.org/ru/interesting/full_news/nam_i_ne_snilos_vypusk_27._magiya_vlasti/

Как только завершилась монополия РАН на научную истину, сотни неакадемических исследователей показали, что русская культура существовала гораздо дольше, а ее воздействия на мир были гораздо более сильными, чем нам сообщает академическая историография. И как бы ни пыталась новая мифология, насаждаемая отчасти и РАН, шельмовать этих исследователей как «дилетантов», «неучей» и «лжеучёных», тщательно скрываемая истинная древняя культура Руси рано или поздно явит свой лик нашим изумлённым согражданам.

А со временем и научные положения академической науки изменятся. Учёные РАН преодолеют свои ошибки и мифологические построения, и истина восторжествует.

А.А. Тюняев: Китай – младший брат Руси
Насечки на «древнекитайской» керамике

Традиционно в значительной части в качестве прародителя, чуть ли не за колыбель современной цивилизации, многими исследователями выдается Китай. Эта страна состоит из псевдо-мононационального народа – настолько многонационального, что многие народности совершенное не понимают друг друга по языку и не находятся ни в каком, даже весьма отдалённом этническом родстве [624-629] – условно монголоидного происхождения. Возраст цивилизации Китая настойчиво оценивается некоторыми прокитайскими лжеисториками восемью тысячами лет. Однако на самом деле возраст Китая в чистом виде следует датировать 2-м тысячелетием до н.э., когда на территории современных провинций Хэнань, Шэньси, Шаньси возникло раннегосударственное образование Инь – с первобытнообщинными, в значительной части, отношениями [603, 611-616].

Но рассмотрим подробнее археологические находки Китая [4]. Самые ранние памятники культуры, обнаруженные на территории Китая, датируются 5 – 3 тысячелетиями до н.э. и восходят к эпохе неолита, но они не относятся непосредственно к самому Китаю [35].

Наиболее ранняя расписная керамика получила общее наименование «Яншао» по месту первых раскопок, произведенных в провинции Хэнань, в среднем течении Хуанхэ (около 1.200 км от междуречья рек Амударьи и Сырдарьи – Кельтеминарской культура эпохи неолита и энеолита (4 – 3-е тыс. до н.э.) [432-435], а также в 800 км в Южной Сибири (Минусинская котловина и Алтай) была распространена европеоидная афанасьевская культура [430, 431]). Блюда, чаши, амфоры, кувшины, вылепленные на первых этапах от руки из грубой глины. Впоследствии их образцы произведены из хорошо промытой массы с помощью поворотного круга, расписаны сложными геометрическими и зооморфными узорами. На сосудах встречаются знаки, не известные китайцам и не идентифицированные ими.

В ходе раскопок на таких стоянках как Баньпо (близ г. Сиань), Цзянчжай, Линкоу и Яньтоу (все недалеко г. Линьтун), Улоу (близ г. Чанъан), Синье (близ г. Гэян) и Лицзягоу (близ г. Тунчуань) обнаружены насечки на керамике. В большинстве случаев изделия представлены в виде фрагментов, и лишь небольшое число предметов (предметы погребального инвентаря и керамические крышки от погребальных урн) сохранились достаточно хорошо.

Насечки на керамике, обнаруженные в семи указанных стоянках, приведены на рисунке 1:

Рис. 1. Изображения насечек со стоянок Баньпо, Цзянчжай, Линкоу, Яньтоу, Улоу, Синье, Лицзягоу. 4.770 г. до н.э.

Радиокарбонный анализ показал [*], что самые ранние образцы (стоянка Баньпо) относятся к 4.770 г. до н.э. Эта и следующие даты вполне сопоставимы по датировке с кельтеминарской культурой.

В результате раскопок в деревне Сунцзэ расположенного к западу от Шанхая уезда Цинпу, в слое, относящемся к 3.911-3.233 гг. до н.э., обнаружены керамические сосуды, на шейках которых нанесены насечки четырех разновидностей (рис. 2):

Рис. 2. Изображения насечек со стоянки Сунцзэ. 3.911-3.233 гг. до н.э.

Раскопки стоянки в г. Лянчжу уезда Хан провинции Чжецзян, в слое, относящемся 2.600-2.150 гг. до н.э., выявили сосуды с девятью разновидностями насечек (рис. 3):

Рис. 3. Изображения насечек со стоянки Лянчжу.

В раскопках поселения Мацзяо, близ Шанхая, обнаружены сосуды с четырьмя разновидностями насечек (рис. 4):

Рис. 4. Изображения насечек со стоянки Мацзяо.

К культуре Мацзяо относят стоянки и могильники, обнаруженные в деревне Баньшань уезда Хэчжен провинции Ганьсу, в деревне Мачанъянь уезда Миньхэ провинции Цинхай и в деревне Мацзявань близ г. Юнцзин провинции Ганьсу. В основном слое, датируемом 2.623-2.416 гг. до н.э., найдены керамические предметы с насечками (рис. 5):

Рис. 5. Изображения насечек со стоянок Баньшань, Мачанъянь и Мацзявань. 2.623-2.416 гг. до н.э.

Рис. 6. Неолитическая керамика культур Баньпо и Мяодигоу.

В результате раскопок в деревне Чжаоцунь недалеко от г. Циндао, в деревне Тайкоу уезда Юннянь провинции Хэбэй, а также в поселении Ванъюфан близ г. Юнчэн провинции Хэнань, в слое, относящемся к культуре Луншань 2.504-2.391 гг. до н.э. были обнаружены керамические предметы с насечками четырех разновидностей (рис. 7):

Рис. 7. Изображения насечек со стоянок Чжаоцунь, Тайкоу, Ванъюфан. Культура Луншань. 2.504-2.391 гг. до н.э.

Рис. 8. Неолитическая керамика культуры Луншань.

Насечки на керамических сосудах, найденных на указанных стоянках культур Яншао, Сунцзэ, Лянчжу, Луншань, Мацзяо, относятся к позднему неолиту.

О происхождении насечек на «китайской» керамике нам может рассказать упомянута выше Кельтеминарская культура, характерной особенностью которой как раз и являлось нанесение на кругло- и остродонную керамику прочерченного и штампованного орнамента [432-435].

Китайские исследователи по понятным причинам не могут идентифицировать насечки со своими видами письменности – поскольку находки датированы гораздо более ранними периодами, чем начало зарождения китайской иероглифики. Описывая эти находки, Гао Мин в своей статье «Китай. Знаки неолита» [4] сообщает: «далее, в эпоху Инь, несмотря на начавшийся процесс активного складывания иероглифических знаков, насечки на керамике все еще продолжают появляться». А также делает предположение и выводы: «Существуют экспериментальные исследования, в которых предлагается трактовать насечки как иероглифы. Вопрос остается открытым. Во-первых, ранние иероглифы, доступные науке, появляются в позднем слое культуры Давэнькоу. На стоянке Линъянхэ (2.690 г. до н.э.) обнаружены четыре погребальные керамические урны, на каждой из которых процарапано по одному иероглифическому знаку. Во-вторых, на керамике периода Инь, кроме знаков-насечек, имеются выполненные в той же, что и насечки, технике (т.е. процарапыванием) иероглифические знаки».

Здесь стоит особо отметить общность техники нанесения как насечек, так и иероглифов, что говорит о владении искусством письма обоих видов одним человеком (в массе — народом).

Из приведенных выше данных видно, что самоопределение протокитайского народа началось не ранее 4.770 года до н.э. (датировка самых ранних образцов керамики, найденных на стоянке Баньпо). В это время на территории Китая только начали появляться отдельные сосуды, выполненные из керамики, однако не факт, что китайцами. По всему видно, что китайцы не могут сами идентифицировать в качестве китайских протоиероглифов нацарапанные кем-то насечки на найденной керамике.

Истоки такого незнания проясняют многочисленные исследования, показывающие, что протокитайцами были народы под общим названием мань (11 – 3 века до н.э.), этногенез которых связан с народом мяо, преподносимым исследователями в качестве одного из древнейших, но бесписьменных народов Юго-Восточной Азии, известного со 2-го тысячелетия до н.э. [624-626].

Очевидно, именно по этой причине, согласно археологическим данным, процесс становления китайской письменности с 4.770 года до н.э. по 2.690 год до н.э. практически не шел. Результатом двух тысяч лет (!) жизнедеятельности цивилизации Китая, уже умевшего в начале этого срока делать керамические сосуды и расписывать их насечками, явились только лишь два знака, идентифицированные ими как собственные иероглифы. Как тут не вспомнить о «феноменах» «цивилизаций» греков и римлян в начале нашей эры?! И как тут не обратить свое внимание на соответствующий этап в строительстве еврейским «народом» своей самобытности?! Через две тысячи лет после получения Моисеем скрижалей уже было наше время – 700-800 годы, и мы можем весьма подробно проследить успехи в деле строительства собственной культуры, которых достиг к этому времени еврейский «народ».

Мы можем проследить также успехи и другой создающей новую цивилизацию машины, называемой «христианство». За две тысячи лет христианство «создало»: «свой» церковный язык, который в разных странах разный, но в основе имеет разновидности русского языка; заимело мизерную собственную территорию – Ватикан; в качестве собственной культуры эксплуатирует культурные традиции до сих пор лишь частично крещеных стран, используя в подавляющем количестве в качестве своих религиозные праздники традиционного Славянства – Новый Год (Рождество), Колядки, Успение Майи Златогорки (Богородицы), Масленица, Купало и др.). Более того, христианство так и не смогло создать собственного этнически обособленного народа. Даже на территории Ватикана [35].

А посему, возвращаясь к описанию и анализу процесса зарождения культуры Китая, мы видим, что Китай как раз развивался вполне закономерным путем и поэтому не смог за две тысячи лет – с 4.770 года до н.э. по 2.690 год до н.э. – создать свою письменность, идентифицируемую к концу рассматриваемого периода как традиционно китайская.

Промежуточные выводы

Однако, несмотря на то, что китайцы не признают оставленные на «их» керамике знаки за свои [4], мы вполне можем осознать, что знаки эти наносились на сосуды осмысленно. Но возникает ряд вопросов: кем? на каком языке? является ли это письменностью? чья это письменность?

Напрашивается самый простой подход к решению этой задачи: найти более ранний, по отношению к рассматриваемому китайскому, вариант некой письменности и с его помощью попробовать расшифровать «загадочные» «китайские» насечки.

Современная иудохристианская пропаганда преподносит миру в качестве одной из своих самых весомых заслуг то, что в России (например) действующее на её территории православие (одна из иудохристианских ветвей [35]) навело цивилизационный порядок: принесло письменность, культуру и др. на, якобы, дремучую и тёмную Русь. И это произошло всего лишь за одну тысячу лет.

Теперь, на основании изложенного выше, мы можем разглядеть, где здесь правда, а где ложь. Если само христианство не смогло за две тысячи лет заиметь (сформировать) ни собственной культуры, ни собственного языка, ни собственной территории, то каким образом, само этого не имея, оно могло привнести то, чего у него нет, в другой народ? Очевидно, раз три тысячи лет не хватило евреям, две тысячи не хватило ни китайцам, ни самим христианам для установления собственной самобытной культуры, то, как последним удалось научить культуре других?

Мы в полном праве можем сделать следующий ряд выводов:
Русь – есть одно из более древних на Земле этно-культурно-государственных образований;
Исходя из самого существования самобытной русской культуры, русского языка и русской письменности, активный и продуктивный возраст Руси должен быть значительно больше трех-четырех тысяч лет.

В этой части мы не станем приводить еще какие-либо доказательства. Приведем их ниже.
Идентификация насечек на «древнекитайской» керамике

Теперь сделанные нами выводы мы можем применить к анализу ситуации в древнем Китае: кем же все-таки засечки были оставлены на «китайской» керамике неолита? Была ли (была! — [37]) на Земле какая-либо другая высокоразвитая цивилизация в то время (2.690 год до н.э.), когда древний Китай еще не имел собственной письменности?

Славянская русская культура как просветитель протокитайцев

Из предыдущих разделов следует, что в этом районе Земли существовала европеоидная протославянская русская цивилизация

(русский язык, язык русской нации, относится к восточной группе славянских языков. Истоки русского языка уходят в глубокую древность» [35]),

которая уже за 3 тысячи лет до н.э. имела один язык – славянский:

«представляя собой близкородственную группу, принадлежит к семье индоевропейских языков. Различия – материальные и типологические – обусловлены тысячелетним развитием этих языков в разных условиях. После распада индоевропейского языкового единства славяне долгое время представляли этническое целое с одним племенным языком, называемым праславянским — родоначальником всех славянских языков. Его история была более длительной, нежели история отдельных славянских языков: несколько тысячелетий праславянский язык был единым языком славян. Диалектные разновидности начинают проявляться лишь в последнее тысячелетие его существования (конец 1-го тыс. до н.э. и 1-е тыс. н.э.)» [35].

В [5] мы, например, находим свидетельство наличия свастической «плетенки на керамике энеолита Томско-Чулымского региона, самуський могильник, 2-й половины 3-го – начала 2-го тысячелетия до н.э.» (около 2.750 до н.э.). В [6, р. 70] под 3.000 годом до н.э. находим свидетельства того, что Славянские свастические символы присутствуют на женских лицевых урнах из Трои. В [7, с. 267, 299, таб. LIV.18, LXXVIII.185] находим, что Славянская «4-конечная зооморфная свастика изображена на сосуде из Брынзена IV (междуречье Прута и Днестра; поздний период, 3.750-3.000 л. до н.э.)». В [6, р. 71] находим, что «одна из самых ранних, известных археологической науке свастик на глиняном сосуде, найденном в Самаре, датируется 4.000 г. до н.э. Хранится в Slaatliche Museen zu Berlin». В [8] находим, что «свастический орнамент в виде плетёнки часто встречается на неолитических стоянках Прикамья и Северного Поволжья IV тыс. до н.э.: Сауз II, Кюнь II, Старо-Бурткжово, Лебедино II, Имерка I, Подлесное IV, Жуковка и др.». В [7, с. 286, таб. LXVIII.4,6] находим также изображения Славянских свастических символов, найденных в Дрэгушени (Румыния) и датируемых 4.250-3.250 л. до н.э. В [7, с. 267, 299, таб. LIV.18, LXXVIII.185] видим и «на трипольских сосудах из Траян-Дялул Вией видны 4-конечные и другие свастики (Молдавское Прикарпатье; 1 половина раннего Триполья, 5.250-4.250 л. до н.э.)».

Из приведенных археологических фактов мы можем сделать выводы:
Свастические символы были распространены по всей территории Евразии;
Нанесение свастических символов на изделия из керамики являлось обычным и традиционным;
Учитывая то, что, например, китайские исследователи усматривают в выше описанных засечках прообразы собственных иероглифов, мы можем заключить, что свастические символы являлись распространенным в те времена видом письменности.

Наиболее древнее из задокументированных изображение свастики датируется 60-тью тысячами лет. Для продолжения китайской темы мы приведем лишь некоторые датировки свастических символов, найденных повсеместно: на глиняных печатях Анатолии и Месопотамии (7 – 5 тыс. до н.э.) [9]; «древние круглые пряслица, орнаментованные спиралевидной свастикой, обнаружены в Хассуне (Северная Месопотамия) и датируются 4 тыс. до н.э.» [9]; «крупнейшей цивилизацией Восточной Европы, в рамках которой происходит выделение свастики в особый знак, является неолитическая культура Триполья-Кукутени (6 – 3 тыс. до н.э.)» [9]; «свастики, состоящие из фигурок людей и животных, изображены на керамике из Самарры (северо-восток Месопотамии), в центре чаши VI тысячелетия до н.э. изображены шесть «танцовщиц» с развевающимися волосами, окружённые ползущими в одном направлении шестью скорпионами» [10, с. 119]; Славянская свастика изображена на печатях из IV слоя в Чатал-Гуюке, по мнению Б. Брентьеса, ими наносили семейный и родовой знак [10, с. 98, 308, рис.31]; бордюр из свастик выполнен на ранненеолитической керамике (сероглазовская культура), стоянка Кубек-Сор (Северный Прикаспий), 6/5 – 1-я половина 4 тысячелетия до н.э. [11, с. 67, рис. 19.10]. Отметим, что наиболее высока плотность находок, содержащих свастические символы, на территории Руси. Каталог археологических памятников со свастикой весьма обширен и начинается минимум с древнекаменного века (палеолита). Свастические символы в первые времена представляли ромбо-меандровый орнамент, впервые появившийся в верхнем палеолите, а затем унаследованный практически всеми народами мира [см. лит. по 630, с. 86]. Изучавший костёнковскую и мезинскую культуры, В.А. Городцов благодаря ромбо-меандровой сетке выделил в Восточной Европе мадленского времени (25 – 20 тыс. лет до н.э.) отдельную область [631-633; 634, с. 162; 126, с. 435].

Везде по тексту мы использовали словосочетание «Славянская свастика (свастические символы)» не случайно. Так, А. фон Фрикен утверждал: «Знак этот во времена отдалённой древности, когда праотцы индоевропейского племени жили нераздельно, имел уже у них священный смысл. С таким значением является он у индийцев в первоначальном их основании, в северной части полуострова, впоследствии совершенно занятого ими. Унесенный арийцами, по мере того, как они оставляли общее своё отечество и уходили на юго-восток и на запад, этот знак, вероятно представлявший у них известные религиозные идеи, продолжал долго потом изображаться ими» [636, с. 159-161]. Происхождение Свастических символов связывается с индоевропейцами. Эти символы признаются важным индикатором передвижений индоевропейского населения [635, с. 10]. Символы, которые мы теперь называем просто одним словом «свастика», изначально являются системой многочисленных религиозно-культурных символов. Здесь религией является Славянство, в котором по сей день исповедуется монотеистический культ Единого Бога Рода и его потомков (детей, внуков, правнуков) божичей Перуна, Лады, Велеса (Господа), Дажьбога, Хорса, Дыя (Дьявола), Седунь (Сатаны), Вия, Астиньи (Исуса), Майи, Мары, Жели, Живы и др. Каждый из божичей имеет свой свастический символ [3].

Большинство свастических символов явились прообразом современных букв и до сих пор используются в качестве соответствующих букв. Носителем Славянской культуры является русский народ.

Элементарные свастические символы являются отдельными буквами и рунами. Более сложные – исследователи классифицируют как слоговое письмо. Еще более сложные свастики являются подобием современных логотипов предприятий, в которых используется несколько букв, соединенных в лигатуру. И самые сложные, по нашему мнению, представляют собой целостные сообщения.

Сопоставление «китайских» насечек со славянской руницей

Итак, исходя из приведённых датировок свастических изображений, выполненных на керамических сосудах евроазиатского континента, мы можем заключить: насечки, выполненные на керамике, найденной в Китае в период с 4.770 года до н.э. по 2.690 год до н.э., могут принадлежать более древней цивилизации – Славяно-русской и, предположительно, выполнены в традиционной Свастической технике письма, датируемого гораздо более древними датами, чем 7.000 лет до н.э.

Выше приведенные изображения насечек мы сопоставим последовательно с русской слоговой письменностью, а потом и со всем спектром свастических символов.

Изображения насечек (рис. 1) со стоянок Баньпо, Цзянчжай, Линкоу, Яньтоу, Улоу, Синье, Лицзягоу, датируемые 4.770 г. до н.э., мы сравним с силлабарием слоговой письменности, опубликованным В.А. Чудиновым в статье «Руница и алфавитное письмо [12] (рис. 9).

Рис. 9. Силлабарий слоговой письменности [12].

Рис. 10. Сопоставление насечек со стоянок Баньпо и др. (по рис. 1) с русской слоговой письменностью по силлабарию В.А. Чудинова (рис. 9).

То же можно проделать и с рисунками 2-4. Очевидно полное (более 85% на рис. 10) совпадение символов Славянского слогового письма с «загадочными» насечками с «китайских» керамических сосудов. А отсюда правомерно сделать вывод о том, что в 4.770 году до н.э. носителями культуры на территории современного Китая являлись русские, которые и использовали свое слоговое письмо для «украшения» керамических сосудов.

Сопоставление «китайских» насечек со славянскими Свастическими символами и руницей

Проведём аналогичное сравнение изображений насечек со стоянок Баньшань, Мачанъянь и Мацзявань (2.623 – 2.416 гг. до н.э.) (Рис. 5.) с силлабарием славянской руницы [12] и таблицей свастических символов [3].

Рис. 11. Сопоставление насечек со стоянок Баньшань и др. (по рис. 5) с русской слоговой письменностью

по силлабарию В.А. Чудинова (рис. 9) и со Свастической письменностью [3].

В каждой троице рядов верхний ряд – это насеки с китайской керамики, средний ряд – свастические символы, нижний – буквы по силлабарию, изображенному на рис. 9.

Из 62 представленных на рис. 11 насечек буквам напрямую (без какой-либо натяжки: не вращая насечки, не используя их зеркальное отображение, не учитывая погрешностей в начертании) соответствуют 37 насечек (60 процентов), а Свастическим символам – 24 насечки (39 процентов). И при этом китайцы нашли здесь только лишь 2 своих иероглифа (3 процента).

Очевидно, при условии, что не все насечки имеют вообще отношение к письменности, а, возможно, являются просто элементами орнамента или ошибками в написании, мы имеем перед глазами изображения знаков русской письменности, выполненные насечками на керамике, найденной на территории современного Китая.

Зарождение «китайской» иероглифики

Рассмотрим подробнее саму китайскую иероглифику [по 13]. Начнем с того, что этот вид письменности достаточно молодой и весьма медленно развивающийся. Смысловая основа каждого знака в подавляющем большинстве случаев осталась прежней: китаец может прочитать текст, написанный и 100, и 200, и даже 2.000 лет назад. Согласно сделанным в Китае в 20 веке археологическим находкам, ученые относят к древнейшим китайским иероглифическим текстам иньские гадательные надписи (государство Шан-Инь – 16 – 11 века до н.э.), выполненные с помощью острого предмета на специально отполированных пластинах, изготовленных из черепашьих панцирей.

Эти «самые первые иероглифы» являются обычными простыми рисунчатыми изображениями обычных предметов. Естественно, они по виду значительно отличаются от современных. Однако китайские ученые считают, что графическая структура и значения некоторых иньских «иероглифов» вполне сопоставимы со знаками современной китайской письменности. Хотя это спорный вопрос, поскольку любой из нас, не будучи китайцем, сможет определить на рисунках и солнце, и ручей, и слона (см. рис. 12).

Рис. 12. Эволюция развития графических стилей китайской иероглифики [13].

В эпоху Чжоу (государство Чжоу – 11-й – конец 3 века до н.э.) «китайские иероглифы» совершенствуются, но все еще остаются вполне читаемыми простыми изображениями вещей, событий, явлений. Китайцы начали использовать бамбуковые пластинки (бирки) и в качестве общепринятого орудия письма мягкую конусообразную кисть, повлиявшую на манеру письма: постепенно появились новые образцовые графические стили – шрифты – и сложились стандартные правила написания.

С начала нашей эры по 4 – 5 века официальным в Китае являлось письмо «лишу» (досл. «чиновное письмо»). Завершилась эволюция основных графических стилей китайской иероглифической письменности лишь к концу династии Цзинь (4 век), когда на смену «лишу» пришел стиль «кайшу» (досл. «образцовое написание») со своими функциональными вариантами – курсивом «синшу» (досл. «идущие письмена») и скорописью «цаошу» (досл. «травяное», то есть черновое письмо).

Китайские иероглифы обладают теми же характеристиками, что и письменные знаки в других языках: написанием, чтением и значением. При этом графический образ каждого иероглифа или составляющих его частей напрямую восходит к соответствующему рисунку, демонстрируя продолжающуюся взаимосвязь графики и передаваемого иероглифом значения.

Структуру китайского иероглифа можно представить так: черта – графема – сложный знак. При этом любой иероглифический знак является графическим построением, состоящим из некоторого числа минимальных стандартных графических элементов – черт иероглифа. Черта состоит из одной линии, при написании которой орудие письма не отрывается от поверхности.

Существует четыре типа черт и десять их основных разновидностей.
простые черты: горизонтальная, вертикальная, наклонная влево или вправо, специальные иероглифические точки.
черты с крюком: горизонтальная, вертикальная (крюк вправо или влево), откидная вправо.
углы: непрерывные линии, направление написания которых изменяется один раз.
сложные черты: при их начертании линия изменяет направление более двух раз и имеет сложную конфигурацию.

Сравнивая эту классификацию с силлабарием (рис. 9), мы отчетливо увидим под первой группой буквы Ь, Е, И, Э, УА, Ъ, Ы, Й; под второй группой буквы – Г, Х, К; под третьей группой – Б, В, Г, Л; под четвертой – все остальные. Здесь следует задать вопрос: а как можно еще изобразить черты и их классифицировать?!

Сами по себе черты в китайской иероглифике не имеют лексического значения. Оно проявляется тогда, когда черты входят в сложный иероглиф, где главная часть задает смысловое содержание всего сложного знака. Что, очевидно, тоже является наследием буквенных и слоговых алфавитов, в которых отдельно взятые буквы не всегда обладают лексическим значением.

Базовыми знаковыми единицами китайской иероглифики являются графемы – минимальные графические построения, обладающие устойчивыми лексическими значениями. Насчитывается около 300 графем. Они имеют наиболее древнее происхождение и восходят к древним рисункам. Все остальные иероглифы – это сложные знаки, состоящие из сочетаний 2-х и более графем. Роль графем можно сопоставить с частями (в самом простом случае с корнями) слов. Например, «теле» + «видение» = «телевидение», «теле» + «фон» = «телефон» и т.д. И здесь очевидна прямая наследование иероглифами русских буквенных законов организации письменности. Графемы, также как и части слов, обладают собственными значениями, а также как и части слов до сих пор продолжают существовать как самостоятельные наиболее употребительные знаки современного китайского языка.

Далее рассмотрим иероглифы фоноидеографической категории. Каждый из них делится на две части, отличающиеся своей функциональной ролью. Первая – семантический множитель или иероглифический ключ – указывает на принадлежность иероглифа к группе семантически родственных знаков, обозначающих классы предметов, свойств или явлений. Например, ключ «дерево» означает, что содержащие его иероглифы обозначают либо различные породы деревьев, либо виды древесины и изделий из нее; ключ «вода» обозначает различные виды водоемов от океана до капли, а также все, что ассоциируется в китайском языке с понятием жидкости. Вторая – фонетик – фонетический компонент иероглифа приблизительно указывает на чтение фоноидеограммы. При этом в редких случаях это чтение совпадает с чтением фонетика.

Необходимо отметить, что наибольшее количество фоноидеограмм возникло в периоды Чжоу (11-й – конец 3 века до н.э.) и Хань (государство Хань – с 206 года до н.э. по 220 год н.э.). За время существования знаков этой категории язык в целом и его фонетика претерпели значительные изменения, поэтому чтение фоноидеограммы и ее фонетика могут различаться не только по тональному рисунку, но также и по звуковому составу.

Стандартный список иероглифических ключей, использующийся в Китае на протяжении 400 лет, насчитывает 214 знаков. В него входят и ряд графем, и несколько чистых черт, например, ключи «единица», «вертикальная», «откидная влево», и ряд сложных знаков. Последние, в свою очередь, распадаются на 2–3 графемы, например, ключи «видеть», «выделанная кожа», «конопля», «черепаха», «флейта».

Последняя реформа китайской письменности произошла конце 50-х – начале 60-х годов в Китайской Народной Республике. С целью упрощения иероглифики в распространенных иероглифах графически сложные фонетики заменили более простыми по своему начертанию графемами. До реформы встречалось редко, чтобы в фоноидеографических знаках графемы выступали не только в роли ключей, но и в роли фонетиков.

В результате после 1964 года количество фоноидеограмм, состоящих из 2-х графем, значительно возросло, а список 214 ключей оказался усеченным, так как отдельные его знаки подверглись либо частичному сокращению, либо структурным изменениям (например, «длинный–старший» – № 168, «ровный–одинаковый» – № 210).

Это, в свою очередь, привело к тому, что почти во всех выходивших затем в свет в Китае новых словарях предлагались свои варианты списка иероглифических ключей. При этом по количеству знаков такие списки были меньше (хотя по методике анализа и описания состава иероглифов они полностью наследовали принцип, положенный в основу исходного списка 214 ключей: ключ как идеографический классификатор). Комитет по реформе китайской иероглифической письменности принял в 1983 г. единый нормативный список иероглифических ключей, состоящий из 201 знака.

Принцип построения иероглифов «ключ+фонетик» также взят китайцами из построений слов, в которых ключами являются корни слов, а фонетиками приставки, суффиксы, окончания.

По материалам: runitsa.ru, organizmica.org
Взято — www.lazarev.org